Strongtour.com - активный отдых в горах
info@strongtour.com
Skype: activotdih
+79774756557, +79287242876 (Viber)
Strongtour.com - активный отдых в горах

Отчет о восхождении на Эльбрус с юга, июль 2012

Кто здесь не бывал, кто не рисковал,
Тот сам себя не испытал,
Пусть даже внизу он звёзды хватал с небес.
Внизу не встретишь, как не тянись,
За всю свою счастливую жизнь
Десятой доли таких красот и чудес.
В.Высоцкий «Здесь вам не равнина»

Для чего люди ходят в горы? Вроде бы простой вопрос, но почему-то однозначного ответа никогда не услышишь. Может быть, потому что нет универсального, правильного ответа? У каждого, кто идет в горы, своя цель, свой мотив. Достигнуть чего-то ранее для тебя невозможного. Испытать себя. Испытать друга или подругу, с которой идешь в поход. Доказать кому-то, что ты не хуже, что и ты смог, дошел. Переключиться, сбежать от действительности. Сделать замечательное фото на краю мира. Можно придумать еще много причин. Но надо ли это делать? Наверно нет. Все-таки альпинизм - это не горы. Это люди, которые вместе ходят в горы.

Для меня альпинизм вообще и Эльбрус в частности начался за полгода до самого восхождения. С размышлений, как провести предстоящий отпуск. Подводные приключения уже были. Водные тоже. Что дальше? Или выше? Горы? А почему бы и нет? Опыта горных походов, не говоря уже об альпинизме, у меня не было никакого. Начал с изучения вопроса по Интернету. А какие вообще у нас есть горы? Что надо знать и уметь, чтобы отправляться в горы? Какая нужна экипировка? Насколько тяжело это физически? Даже беглого знакомства с материалами Интернет – сайтов, посвященных горам, было достаточно, чтобы понять – это отнюдь не развлечение, а большая тяжелая работа и борьба. Борьба с самим собой. Не с горой. Ее нельзя «покорить», как говорят некоторые. Они стояли задолго до нас, и будут еще очень долго стоять, когда нас уже не будет. Человек может лишь ненадолго взойти на гору, если ОНА захочет его пустить. Провести немного времени на вершине, на мгновение, воспарив над облаками. И спуститься вниз, если ОНА так решит и захочет отпустить маленького человечка, нарушившего ее покой.

Во все это времена люди с почтением относились к горам. В преданиях многих народов говорится, что на вершинах самых высоких гор живут боги. Греки считали, что на горе Олимп обитает Зевс. А, по чеченской легенде, к горе Казбек цепями был прикован Пхармат (Прометей). Согласно этой легенде, Прометей был великаном, похитившим для людей огонь. За это боги жестоко наказали его. Но на этом страдания героя не закончились. Каждый вечер прилетает птица Удод и клюет его сердце. У балкарцев есть легенда, будто бы во время Всемирного потопа ковчег Ноя задел торчащую из воды вершину Эльбруса. Задел с такой силой, что вершина горы раскололась надвое. Ной, уставший плыть по воле волн, попросил у горы прибежища. Не простив непочтительного отношения, гора отказала. Проклял тогда Ной вершину: «И даже если у ног твоих будет весна, и цветы будут цвести, середина пусть осенью будет всегда, а вершины – вечной зимой». И с тех самых пор раздвоенная ковчегом вершина Эльбруса покрыта вечным льдом и снегом.

Вот на эту гору, овеянную различными легендами в эпосе многих народов, предстояло взойти. Обязательным условием успешного восхождения является, среди прочего, наличие необходимой для такого случая экипировки. Кстати, весьма недешевой. На тот момент у меня не было практически ничего. Пришлось изучать по Интернету, в чем же сейчас люди ходят в горы. Узнал много нового про современную высокотехнологичную одежду. Полгода помаленьку прикупал необходимое снаряжение. Старался брать товар только известных, зарекомендовавших себя марок, которые делают снаряжение для альпинистов – Sivera, Bask, Marmot, RedFox. Когда с экипировкой вопрос более-менее прояснился, я задумался о физической подготовке к походу. Для начала, в качестве разминки, сходил в пешеходный поход по Крыму в мае. К своему огорчению понял, что с такой физической формой на Кавказе делать нечего. Пришлось срочно, т.к. время уже сильно поджимало, заняться физкультурой. А лучший способ подготовиться к восхождению в горах – это бег. Также очень полезны занятия плаваньем. Зимой хорошо было бы побегать на лыжах. Но сейчас уже было лето, время для лыжных занятий ушло. Какие нагрузки давать при беге? Для себя решил просто – начинаю с 2-х километров в день, постепенно наращивая дистанцию, через 3 недели довожу до 10-ти километров. Задачу выполнил, хотя конечно, при 10-ти километровых пробежках о ежедневных тренировках не могло быть речи – организм не успевал отдыхать. Необходимо было перекроить режим и состав тренировок. Проконсультировавшись с профессиональным тренером, остановился на трех полноценных тренировках в неделю. Как показала практика, этого было достаточно для подготовки к походу. За 3 месяца такой подготовки сбросил 10 килограммов лишнего веса. Такой результат обнадеживал, но конечно ничего не гарантировал. Надо было раньше начинать занятия, хотя бы за полгода, а лучше за год, чтобы перед выездом в горы, за 2-3 недели до восхождения, немного сбавить темп тренировок для восстановления сил организма. Ведь при таких активных тренировках перед самой поездкой есть еще один риск – снижение иммунитета. Неожиданно могут «всплыть» болячки, о которых ты и не подозревал. А течение заболеваний в условиях высокогорья проходит значительно острее, чем на равнине. Накануне отъезда у меня поднялась температура до 38 градусов. Больше никаких видимых, для меня, неспециалиста, симптомов не наблюдалось. Бегать по врачам времени уже не было. Встал вопрос – ехать или нет. Взвесив все за и против, решил рискнуть. В конце концов, у меня было несколько дней на лечение по дороге на юг с пересадкой в Москве. Как оказалось, я принял правильное решение. Через пару дней я чувствовал себя нормально.

До Пятигорска, где была назначена встреча группы, добирался на поезде. Несколько удивился вопросу проводника о моих документах. Оказалось поезд идет через Украину и нам предстоит двойное пересечение границы. Документы у меня были в порядке. Никакого подвоха от таможенников я не ожидал. А зря. Как оказалось, в поездах нельзя провозить ножи с фиксирующимся лезвием. А у меня был именно такой. И у молодого паренька из Удмуртии, с которым мы ехали в одном купе, тоже был нож такого типа. Границу России-Украины проехали нормально. Уже на территории Украины к нам в купе заваливается полицай. Спросил у моего попутчика, Миши, есть ли с собой нож. Конечно, есть. Покажите. Я сижу рядом, а на столе лежит мой нож. Но полицейский на него даже не смотрит. Короче, после короткого разговора в тамбуре, нож Михаила уходит вместе с полицейским.

В Пятигорске группа собиралась ранним утром на вокзале. Всего нас было трое: наш гид Александр, Иван и я. До открытия продуктового магазина было несколько часов, и мы решили немного прогуляться по городу, по его старой части. Город довольно чистый. Неширокие улочки. Прямо на улице стоит домик, где бесплатно можно попить нарзан. Типичный приморский городок.

Наша команда

г.Пятигорск ул.Лермонтова

Купив провизию, мы вернулись на вокзал, где нас уже давно ждал микроавтобус. Погрузились и отправились в трехчасовую поездку до ущелья Адыл-Су в Приэльбрусье. Местный колорит почувствовал еще в дороге, когда заехали на заправку. Давно я не видел таких старых бензоколонок. Причем ни одна не работала. Но зато рядом стоял бензовоз, и желающие могли заправиться прямо из него. Отличный сервис!

Стада коров свободно разгуливают по дороге, чувствуя себя хозяевами. Никто за ними не приглядывает. А куда там денешься из ущелья? Особенно много коров скапливается на мостах. Им там прохладно от реки и продувает ветром. Состояние дорожного покрытия на мосту соответствующее – как в хлеву. Местные джигиты, на своих железных конях, аккуратно объезжают стада, стараясь никого не задеть.

На мосту

По дороге проехали несколько стационарных блокпостов. Солдаты, дежурящие на блокпостах не любят, когда их снимают на фотоаппарат. Город Тырныауз, центр Эльбрусского района, был построен как город горняков, добывающих вольфрам и молибден. Расположен он на высоте 1300 м над уровнем моря. Когда в 1938 году в результате геолого-разведочных работ стало ясно, что руды вольфрама и молибдена пригодны для промышленных разработок, было принято решение о строительстве вольфрамово-молибденового комбината. Комбинат в советское время работал, давая возможность жить всему городу, был градообразующим предприятием. В девяностых годах комбинат закрыли. В настоящее время попытки реанимации комбината ни к чему не приводят, т.к. добываемые здесь вольфрам и молибден очень дороги и не могут конкурировать с металлами, поставляемыми из КНР.

Остановились мы в палаточном лагере в ущелье Адыл-Су. Прогулялись до пограничного поста. За ним располагались альплагеря Шхельда, Эльбрус, Джантуган. Но без пропуска в приграничную зону в них не попасть. А пропуск надо заказывать за 2 месяца. Сфотографировавшись на фоне гор и поста, стали спускаться обратно в лагерь.

Палаточный лагерь

На следующий день нас ждал первый акклиматизационный выход в горы с двумя ночевками. Вышли утром. Спустились по дороге до поселка Эльбрус. Прошли через него, ненадолго зайдя в магазин докупить хлеба. Набрав пару сотен метров по высоте, вышли к нарзанному источнику. Необыкновенно вкусная вода мощным потоком бежит из аккуратно вставленной в склон ущелья трубы. Незабываемый и ни с чем несравнимый, освежающий вкус. Красота окружающих тебя гор. А внизу, как на ладони, виден поселок Эльбрус. Но расслабляться рано. Пора в путь.

Поселок Эльбрус

Пошли вдоль реки Ирик по ущелью Ирик. На пути встречаются восходители на Эльбрус с Востока. Обычный диалог: Здравствуйте! С Эльбруса? Сходили Гору? Иногда Александр задавал еще несколько вопросов, или подсказывал путникам какие-то моменты. И дальше, и выше. До ледника Ирик не пошли, а свернули в ущелье Ирикчат. Пожалуй, самые яркие впечатление о красоте гор связаны именно с этим ущельем. К сожалению, фотография не может передать всего величия и силы гор. Это надо видеть, надо пережить на месте.

Ущелье Ирик

Поднявшись на высоту 2600 метров, устроили первую ночевку. Недалеко от палатки протекал горный ручей, текущий с ледников. Иван отправился освежиться в маленькую купель, образованную запрудой на ручье чуть ниже по теченью. Сказать, что вода бодрит – ничего не сказать. Обжигающе холодная, ледяная. Тем временем солнце село за гору. Сразу сильно похолодало. Мы полезли в рюкзаки за теплыми куртками и флисками. Вдоль ущелья поползло облако тумана. Это холодный воздух, спускающийся с высоких гор, встречается с прогретой солнцем землей в ущелье, на глазах образуя облако. Проходит десять-пятнадцать минут – и мы в тумане. Видимость не более ста метров и продолжает сокращаться. Пора, предварительно убрав все вещи под полог палатки, предохранив тем самым их от намокания, укладываться спать. Но не спится. Вполголоса говорим о жизни. О местах, куда ходили с рюкзаками. О планах на будущее. Вдруг тишину ночи разрывает резкий крик птицы. Замираем. Тишина. Темнота. Стоп, а где Иван? Он хотел почитать какую-то книжку на английском языке перед сном около палатки при свете налобного фонарика. Но света рядом с палаткой не видно. Высовываемся из нее по разные стороны. Кричим в ночь. Усиленно вглядываемся в темноту, надеясь заметить луч света. Что с ним случилось? В голове проносятся разные мысли. Через несколько бесконечно длинных секунд ожидания увидели мелькнувший метрах в пятидесяти свет. Отлегло от сердца. Оказалось, он отошел сделать несколько ночных фотографий гор, не предупредив никого. Необдуманный поступок. Это же горы. Надо быть аккуратным. А хождение ночью в одиночку с фонариком по осыпи камней может привести к весьма плачевным последствиям. Перед сном все замеряем пульс. Насчитал 117 ударов в минуту. Это запустился процесс акклиматизации. Оказавшись в горах, тем более в первый раз, необходимо очень внимательно прислушиваться к самочувствию, чтобы избежать негативных последствий воздействия высоты.

Место первой ночевки

На следующий день отправились дальше, под перевал Российских офицеров. Постепенно травы под ногами становится все меньше и меньше. Только камни. Больше и маленькие. Все чаще попадаются островки снега. Выходим на небольшую ровную площадку на высоте 3600 метров. Рядом находятся большие валуны и снежник. Оставляем рюкзаки и уходим на перевал налегке. Попутно Саша рассказывает, как правильно ходить в горах. Например, при подъеме и спуске по склону необходимо соблюдать минимально возможный интервал между участниками. При таком движении случайно сорвавшийся из-под ноги ведущего камень, не успев набрать скорости, будет остановлен следующим за ним туристом. За разговорами постепенно поднимаемся на перевал. Это мой первый перевал. Категория трудности перевала 1Б. Высота 3819. Технически ничего сложного собой не представляет. Но с эмоциональной стороны – огромный шаг вперед. Первый шаг. А первый шаг – самый трудный. И вот мы на верху. Открываем пластиковую бутылку, оставленную в туре из камней на перевале. Там записка от последней проходившей здесь группы. Кто и куда идет. Когда прошли. Чью-то записку забрали, вложив свою. Спрашиваю, будем ли мы писать? Оказывается, ее пишут только при прохождении перевала, т.е. поднявшись на перевал с одной стороны и спустившись другой. Наш же спуск идет по пути подъема.

На спуске с перевала заметили трех горных козлов – туров, которые внимательно следили за нами с горных круч. С неимоверной легкостью, как будь-то на крыльях, они скакали по отвесным стенам. Я представил, с какой скоростью пройду этот путь я. Сравнение явно не в мою пользу. И не в пользу человека вообще. Понаблюдав за нами издалека, они спускаются ниже. Надеются поживиться чем-нибудь вкусным. Но у нас самих провизия со счету. Кормить трех здоровенных туров не входит в наши планы. Перед отбоем все припасы надо надежно спрятать, чтобы следующий день похода не стал «разгрузочным» в плане еды.

По пути к лагерю происходит неприятность. Наступив на подвижный, «живой», камень я неудачно падаю на трекинговую палку и загибаю ее посередине. Посмотрел, вроде трещин нет. Попробую выправить, если не сломаю. Без нее на Эльбрус тяжело идти.

Вечером измеряли пульс. 97 ударов в минуту. Организм привыкает к высоте. Голова немного тяжелая, но не болит. Это хорошо. Переночевали нормально. Туры близко не подходили. Поживиться в лагере им было нечем. Наверное, они это чувствовали.

Утром встали. Позавтракали. Палатка вся сырая от росы. Но пока солнце не взойдет, ее не просушить. Пришлось ждать. Успели сфотографироваться, позагорать, не спеша собрать рюкзаки. Освещенная солнцем, палатка быстро высохла. Начали спуск. Навстречу попадалось много восходителей, в основном иностранцы – чехи, словаки, итальянцы.

Попили холодной воды из нарзанного источника, запаслись впрок. В поселке Эльбрус купили бутылку Айрана домашнего приготовления. Он настолько густой, что его надо есть ложкой. С тем, что у нас в магазинах продают – никакого сравнения. Просто два разных продукта.

Пришли в «Саклю» – наш гостевой дом. Установили палатку. Сегодня до вечера - отдых. Можно немного расслабиться. Поужинали с двумя чехами. Один оказался директором крупного мебельного магазина. Второй – подполковником, начальником криминальной полиции. Оба неплохо понимают по-русски. Все-таки хорошо их учили русскому языку в Чехословакии. Они нас угостили чешской водкой. Мы их – местным пивом. Приготовили борщ. Отлично посидели, расслабились. На следующий день они тоже собирались на Эльбрус. Причем подниматься планировали в ближайшую ночь. Просто монстры.

Вечером обнаружилась еще одна проблема с амуницией. Моя трекинговая обувь не выдержала испытания кавказскими тропами. Подошвы на обоих ботинках лопнули. Совершать восхождение в такой обуви не было никакой возможности. Надо было брать ботинки в прокат. Покупать нормальную альпинистскую обувь на один раз – слишком дорогое удовольствие.

На следующий день утром за нами должна была приехать газель, чтобы забросить нас к подножью Эльбруса. Погрузились в газель. По пути оставили на хранение в одном из отелей ненужные на восхождении вещи. В прокате взял ботинки, качественные и недорогие, 250 рублей в сутки. В последствии неоднократно убеждался в правильности данного решения. Настолько они облегчили восхождение. Кроме физической составляющей – хорошая обувь на ногах, важна и психологическая составляющая – уверенность в своей экипировке и, как следствие, уверенность в достижении цели.

На подъемнике поднялись до станции «Мир», расположенной на высоте 3500 метров. Здесь уже было мокро, прохладно и дул ветер. Температура +5°С. Надели теплые вещи. Хорошо, что у нас их было предостаточно. На тех же, кто забрался сюда просто прокатиться на подъемнике и посмотреть на горы, было жалко смотреть. Резкий подъем на высоту, ветреная погода с моросящим дождем и отсутствие теплой и ветро-влагозащитной одежды делала из экскурсантов настоящих мучеников. Многие, только выйдя из здания канатной дороги, делали пару снимков на память и, замерзшие, быстро возвращались назад греться. Наш же путь лежал еще выше. По кресельной канатной дороге поднимаемся до отметки 3870 метров. Все. Дальше пешком. Можно конечно подняться и на ратраке – специальной машине на гусеничном ходу, используемой для подготовки горнолыжных трасс, а также для перевозки грузов и спасательных работ. Но это как-то неинтересно, неспортивно. Решили подниматься пешком до высоты 4200. Это и будет наш передовой базовый лагерь, из которого будем выходить на штурм вершины. По пути проходим «Бочки» – лагерь для альпинистов, представляющий собой огромные железные бочки, в которых размещены 4 кровати и небольшой стол. В них размещаются, если необходимо провести акклиматизацию на горе. Можно и на штурм выходить от бочек. Хотя пешком получается далековато. На ратраке в самый раз. Но мы уже были на этой высоте. Нам надо выше. На 4100 метрах находятся остатки сгоревшей в 97 году самой высокогорной гостиницы в мире - «Приют 11».

Остановились мы на скальной гряде, образовавшейся после прохождения здесь лавового потока. Место отличное, ровное, защищено от ветра. Только вот огромный камень, который нависал прямо над палаткой... Оглядел его с одной стороны, с другой. Вроде и крепок. Но весь в глубоких трещинах. А чуть ниже места стоянки увидел кусок, когда-то отколовшийся от него. Сами собой в голову приходили слова из песни Высоцкого «… и не похож на монумент тот камень, что покой тебе подарил …». А потом вспомнил другие слова «Отставить разговоры. Вперед и вверх, а там… Ведь это наши горы, Они помогут нам!». Надо спокойно готовиться к восхождению.

Ночью не спалось. На высоте вообще засыпается плохо и сон поверхностный. Таково влияние высоты. Чем выше мы поднимаемся, тем меньше давление. А следовательно, и содержание кислорода во вдыхаемом воздухе. Сначала организм пытается бороться с его нехваткой учащением дыхания. Возрастает частота сердечных сокращений. Появляется одышка. Если мы поднимемся выше, то этого будет недостаточно. Должны произойти более глубокие изменения в организме. Полную акклиматизацию получают, находясь на высоте в течении 3-х недель. Если набирать высоту слишком быстро, может развиться горная болезнь. Ее проявления, по нарастающей: головная боль, нарушение сна, перепады настроения, потеря аппетита; слабость, тошнота и рвота, повышение температуры тела; развитие отека мозга или легких, кома и смерть.

На следующий день был запланирован выход до скал Пастухова. Это каменная гряда, названная в честь русского военного топографа, альпиниста, геодезиста, гляциолога и исследователя Кавказа Андрея Васильевича Пастухова. Нижний край скал находится на уровне 4600 метров. Верхний – 4800. Подъем на эти скалы технически не сложен, но важен в плане прохождения акклиматизации перед штурмом вершины. Последняя проверка себя и снаряжения. Перед выходом надеваем кошки. Учимся в них ходить. Завтра эти умения очень пригодятся. Дошли до скал быстро. Погода стоит отличная. Но надолго ли? Она уже и так 3 недели благоволит восходителям. Когда-то это должно закончиться. На небе появляются характерные облачка – предвестники плохой погоды. Завтра надо обязательно попытаться сходить гору. Второго шанса, скорее всего, погода уже не предоставит.

Три богатыря

Сфотографировавшись на скалах, спускаемся к палатке. Снег мокрый. Под талым снегом журчат ручьи. Стараемся их аккуратно обходить. Хоть мы и в непромокаемой горной обуви с мембраной, мочить ноги без необходимости никому не хочется. Просушить ее будет сложно.

Александр пошел в лагерь. А мы с Ваней решили сходить до соседней скальной гряды, где мы еще небыли. Для лучшего привыкания к высоте надо не сидеть, а двигаться. Не быстро, без резких нагрузок. Но постоянно.
Погуляв еще с часок, пошли тоже к палатке. Надо ужинать, готовиться к завтрашнему восхождению и пораньше ложиться спать. На штурм вершины выходят в около 3-х часов ночи. Обычно подъем занимает 8-10 часов. В час дня, независимо от того, дошел ты до вершины или нет, надо поворачивать назад, чтобы засветло вернуться в лагерь. Нельзя допускать холодной ночевки. Так называется ночевка без палатки и спальника. Мы ведь идем налегке, и ничего для проведения комфортной ночи на горе с собой не берем. Только ледоруб, термос с горячим чаем. Перекус – горстка орехов и сухофруктов. Запасные перчатки и куртка. Легли спать. Но что-то не спится. Всевозможные мысли лезут в голову. Как встретит нас гора? Какая будет погода? И еще десятки вопросов. Важных и не очень. Ты стараешься их обдумать, пропустить через себя. Потом до меня доходит – это же высота играет с нами такую шутку. Один из симптомов горной болезни – плохой сон. Надо успокоиться и постараться заснуть. Может какую-нибудь таблеточку принять из моей аптечки? Нет, постараюсь уснуть без лекарств. Если через полчаса не усну, то тогда приму. Пока просто посчитаю баранов. И не простых, а горных. Один горный баран, два горных барана, три горных барана. И незаметно проваливаюсь в сон. Около десяти часов вечера сквозь сон слышу надрывный гул ратраков, идущих наверх. Значит, что-то случилось. Поздновато для прогулок. Через некоторое время они пошли вниз. Уже с незадачливыми альпинистами на борту. Оказывается, пара туристов, не набрав достаточную акклиматизацию, пошли на скалы Пастухова. И там их накрыла горняшка – горная болезнь. Передвигаться самостоятельно они уже не могли. Пришлось вызывать технику для срочного спуска вниз. Сброс высоты – лучшее и единственное лекарство от горной болезни. Всевозможные медицинские препараты только облегчают симптомы, не устраняя самой причины. И за этим кроется большой риск. Медикаментозно подавив сигналы, которые подает организм - «Выше подниматься нельзя!» - мы можем добраться до высот, откуда без посторонней помощи уже не сможем спуститься, тем самым загнав себя в ловушку. При этом надо понимать, что спасатели – они конечно сильные, выносливые, с отличной акклиматизацией Люди. Но они Люди (именно так, с большой буквы), но не БОГИ. Не надо сознательно доводить ситуацию до той критической отметки, когда ты уже сам не можем с ней справиться. Необходимо прогнозировать возможные варианты развития событий. Спасатели, конечно, сделают все возможное, чтобы получивший свою порцию адреналина горный турист (альпинист) был спущен вниз живой и по-возможности здоровый. Причем делают это, зачастую рискуя своей собственной жизнью. Если у человека есть желание испытать себя на прочность в экстремальных условиях, то пусть на кон будет поставлена его собственная жизнь. А не жизнь десятков людей, пытающихся его спасти.

Проснулись около часа ночи. Рюкзаки уже были собраны с вечера. Саша первый вылез из палатки. Критически осмотрел небо. Облака. Звезд не видно. Это плохо. Погода начинает портиться. Прошлые ночи были звездные. Принимаем (точнее, до нас доводят) решение, что попытку восхождения надо попробовать совершить этой ночью. Потому что другой возможности, в ближайшие дни, возможно, уже не будет. Но надо быть готовым, что при плохой погоде придется отступить, не достигнув вершины. Ну что же, рискнем. Одеваем кошки, рюкзаки за спину, и вперед.

Выходим со скальной гряды на снег. На маршруте уже видны гирлянды фонариков, которыми восходители освещают себе путь. Причем огоньки видны как выше, так и ниже нас. Начинаем движение. Шаг, еще шаг. Идем зигзагом. Ноги расставляем широко, на ширину стопы, как учили, чтобы не попасть острыми кошками по ноге, не упасть на склоне, не повредить ногу. Нас догоняет ратрак, идущий откуда-то снизу. Наверно от Приюта 11. У него на борту человек 20 альпинистов. Поехали брать вершину, блин. Нет, такой альпинизм нам не нужен. Мы уж сами, на своих двух дойдем.

Подходим к месту привала, от которого отошли с десяток восходителей. На земле лежит полуторалитровая пластиковая фляга для воды. Окликаем отошедшую группу – кто флягу забыл? В ответ кричат – «Не нужна, забирайте, если надо!» Действительно, ее содержимое на морозе заледенело, кристаллизовалось и перемещалось внутри банки как густая сметана. Толку от такого питья немного. А подъем только начался. Кто-то остался без питья. Хотя группа идет большая. Поделятся. Проблем не будет. Надо было термос брать на восхождение. Желательно, с красным чаем. На высоте он идет лучше, чем черный или зеленый. Или можно использовать специальные энергетические напитки для спортсменов. И вообще, вкусовые ощущения на высоте меняются. Хочется есть больше острых приправ. Обычная еда может совсем не пойти, казаться пресной и безвкусной.

Подходим к скалам Пастухова. Поправляю фонарик на голове. И вдруг до меня доходит – я не взял солнцезащитные очки. Да, это номер. Говорю об этом Александру. Он подносит руку в голове – тоже забыл взять очки. А без них на горе никак. Ситуация. Выругался. Что делать? Если поворачивать назад – в этот день уже не успеем взойти повторно. Начинаю искать варианты. У меня есть ветрозащитная маска. На уровне губ в маске есть сеточка для дыхания. Если ее натянуть повыше, на уровень глаз, то дорогу, при ярком свете, будет видно. Попробую так и сделать. У Саши в рюкзаке есть запасной комплект очков. Прорвемся!
Чуть выше скал Пастухова нагнали первую большую группу восходителей. Это ратрачики, обогнавшие нас по пути. А сейчас мы их обгоняем, несмотря на большую фору. Хорошо идем. Тропинка медленно забирает влево. Понимаю, что выходим на косую полку. Становится светлее. Уже можно идти без фонариков. Шаг. Шаг. Шаг. Ещё много, много шагов в гору. Солнце показывается над горой, освещая своим светом горы главного кавказского хребта. Узнаю Донгуз-Орун с его ледником «Семерка». Действительно, этот ледник в середине горы делает поворот на 90 градусов, образуя профиль, напоминающий цифру семь. Его мы видели еще на выходе в ущелье Ирик. Напротив нас возвышается Чегет. И еще множество вершин и ледников с непривычными слуху, но красивыми и звучными названиями. Вот мы и встретили рассвет на вершине Европы. Пора надевать мою импровизированную маску-очки. Ее передняя часть сделана из непродуваемого материала – виндблок. Дышать можно только через специальную сеточку. Натягиваю маску на голову, пытаюсь вдохнуть – не тут то было. Виндблок перекрыл доступ кислорода и без того в сильно разряженной атмосфере. Делаю пару судорожных вздохов. От нехватки кислорода тут же мутнеет и плывет в глазах. Чувствуешь себя рыбой, выброшенной на берег. Не хватало еще, чтобы тебя «повело» и ты упал на крутом склоне. В руках трекинговые палки. Ледоруб пристегнут к рюкзаку, зарубиться им не получится. Можно немало десятков метров проехать, пока не удастся остановиться. Сдергиваю нижнюю часть маски с лица, открывая рот и нос и оставив прикрытыми только глаза. Делаю несколько глубоких вздохов. Становится легче. Так и пойду дальше. Вперед. Постепенно склон становится все положе и положе. Мы выходим на седловину. Это огромное ровное поле между двумя вершинами Эльбруса, Восточной и Западной. Оно кажется огромным. Метров 800 длинной. Солнце уже светит достаточно ярко. Припекает. На седловине устроили небольшой перекус. Съели по горсти сухофруктов, сделали по глотку чая. Еда не производит никакого впечатления. Просто на автомате кинул пищу в рот, немного пожевал. Проглотил. Никаких вкусовых ощущений. Это тоже одно из проявлений высоты – потеря аппетита и изменение вкуса привычных продуктов. Хорошо хоть обратно еда не просится. Лежит себе спокойно на дне желудка и, не спеша, переваривается. Зато чай попили с большим удовольствием. При движении в горах теряешь очень много воды, до 5-6 литров в сутки против 2-3 литров при нормальных условиях на равнине. Это происходит, в основном, с потом и через легочное дыхание, так как воздух на высоте очень сухой. Через 5 минут двинулись дальше. Проходим мимо фумарол. В нашем случае это отверстия, располагающиеся на склоне вулкана и являющиеся источником горячих газов. Газы, которые из них выходят, могут быть и непригодные для дыхания. Но эти фумаролы вполне безобидны. Даже наоборот, в них можно переждать непогоду, так, как воздух внутри их теплый, не ядовитый, а вход в фумарол узкий, но в него свободно проходит человек.. Сам же фумарол напоминает пещеру, где могут разместиться до 20 человек. Метров в 50 от них видны остатки разрушенной ветрами хижины. Ее поставили пару лет назад для того, чтобы у туристов, застигнутых непогодой на горе, был шанс переждать непогоду в хижине, в относительном комфорте и уюте. Однако деревянная конструкция не смогла противостоять ураганным ветрам, дующим на седловине. Может быть, позже будет построено более надежное убежище. Но пока для спасения лучше, чем спрятаться в фумаролах, ничего не придумали.

За седловиной идет крутой подъем на западную вершину. Аккуратно проходим его, и выходим на плато. С него уже видна вершина. Это небольшое возвышение, метров 15 высотой. Преодолеваем его на одном дыхании, еще один рывок, и все. УРАААА!!! Дошли!

Что ты испытываешь, когда стоишь на вершине горы? Конечно, радость от достижения вершины. Взошли. Достигли. Куда не поверни голову, смотришь сверху вниз на горы. Облака тоже где-то внизу. Ты на вершине. И понимаешь, что с этой точки дорога идет только вниз. Дышится тяжело. Высота давит, дает о себе знать. Сбрасываем рюкзаки. Достаем фотоаппараты. Надо сделать обязательное фото на вершине у тура. На западной вершине Эльбруса это камень высотой с метр. Около него лежит множество флажков, которые оставили здесь восходители. Несколько панорамных фото. На вершине находимся минут 10-15. Потом надо вниз. Погода портится.

Вершина. 5642 метра.

Быстро доходим до седловины. На косой полку чувствую, движения становятся какими-то плавными, как в замедленной съемке. Накрыло. Медленно, но иду. Надо сбрасывать около километра высоты, чтобы отпустило. Выпили по глотку чая. Ощущения, будто заново родился. Откуда-то появились силы. Не зря взял большой термос, на 1,5 литра, вместо рекомендуемых литровых. Без этих чайных пауз было бы значительно сложнее.

На середине косой полки нас догоняют соседи. Наши палатки стоят рядом. Оказалось, у них есть запасной комплект очков, который пришелся мне очень кстати. Можно наконец-то снять маску и надеть очки. Хотя отсутствие боковых шторок на очках сыграло со мной злую шутку – буквально за пару часов я успел подпалить на солнце левый глаз. Как будто «зайчиков» при сварке нахватался. Последний километр спуска шел, широко глядя на мир правым глазом, прищурив, при этом, левый. Вот уже прошли косую. Сейчас прямо вниз, до скал Пастухова. Высота еще дает о себе знать, но состояние улучшается.

Поворачиваюсь, бросаю прощальный взгляд на вершины. Над ними уже образовались облако. Те, кто сейчас находится на вершине, не только не смогут сделать хороших снимков. Если бы не вешки, которые стоят через каждые 30 метров, можно и заблудиться на вершине, выйти на сброс, сорваться.

Солнце подтаивает снег, который держит отдельные камни. Один из них, размером с большой арбуз, срывается в 15 метрах от меня и начинает не спеша катиться вниз. Кричу «Камень!». Скорость небольшая. Может остановится сам, тормозя по фирну? Нет. Прокатившись несколько метров и не встретив преграды, он разгоняется по крутому склону. Ударяется о другой, более крупный камень и подпрыгивает вверх на пару метров. Пролетает метров пятнадцать в воздухе и ударяется о твердый фирн, высекая фонтан снежных брызг, и продолжает, подпрыгивая как мяч, лететь вниз. Метрах в двухстах внизу идет паренек. Камень летит прямо на него. Никогда не видел, чтоб так быстро бегали с рюкзаком. Успел отбежать. Камень прошел от него метрах в трех.Солнце подтаивает снег, который держит отдельные камни. Один из них, размером с большой арбуз, срывается в 15 метрах от меня и начинает не спеша катиться вниз. Кричу «Камень!». Скорость небольшая. Может остановится сам, тормозя по фирну? Нет. Прокатившись несколько метров и не встретив преграды, он разгоняется по крутому склону. Ударяется о другой, более крупный камень и подпрыгивает вверх на пару метров. Пролетает метров пятнадцать в воздухе и ударяется о твердый фирн, высекая фонтан снежных брызг, и продолжает, подпрыгивая как мяч, лететь вниз. Метрах в двухстах внизу идет паренек. Камень летит прямо на него. Никогда не видел, чтоб так быстро бегали с рюкзаком. Успел отбежать. Камень прошел от него метрах в трех.

Минут через 30 дошел до палатки. Саша налил энергетический напиток. Каждый глоток буквально придавал сил. Поздравил с восхождением. Поздравляют с горой именно внизу, по приходу в базовый лагерь. Кстати, большинство аварийных ситуаций случается не на подъеме, а на спуске. Усталость, подтаявший снег, увеличивающий лавинную опасность и вероятность камнепадов. Переменчивая погода после полудня. Наступление сумерек и еще множество факторов могут привести к несчастному случаю в горах.

Восхождение у нас заняло 6 часов. Обычно ходят за 8-10 часов. Так что мы шли в довольно хорошем, спортивном темпе. Спуск у меня занял 3 часа 40 минут.

Есть после таких физических нагрузок совсем не хочется. Полежать бы, вытянув ноги, хотя бы пару часов. Но времени нет. Надо сегодня успеть спуститься вниз в лагерь. Забрасываю в рот несколько кусков еды. Жую. Глотаю. Вкуса не ощущается. Просто восполняю потраченные калории, белки, жиры и углеводы.

Палатка собрана. Гора уже вся затянута сплошным облаком. Начинается чувствоваться влажность, которая с потерей высоты превращается в моросящий дождь. На подходе к станции Гарабаши идем по снежной каше. Пытаемся обходить, по мере возможности, лужи в снегу. Правда, не все они видны. Пару раз проваливаюсь в снег, под которым стоит вода. Если бы не добротная обувь, точно бы все ноги промокли насквозь. А эти ничего, терпят, сопротивляются воде. Подходим к канатной дороге. Очередь стоит человек 50. В основном экскурсанты. Легко одеты, не по погоде. Все рвутся вниз. Подходит наша очередь. Садимся в мокрые кресла канатной дороги. Идет уже довольно сильный дождь. Ветер болтает тебя в воздухе на маленьком сидении. Невдалеке видны разряды молний. Пахнет озоном. Стекающая по ногам вода наполняет ботинки водой. Все-таки промочил ноги. Не снизу, так сверху. Гамаши спасли бы меня от этого, но я их уже снял.

Спустились до Азау, машина ждала нас уже "под парами". По пути в Саклю сдаю прокатную обувь, которая так меня выручила. Затариваемся фирменным пивом «5642». Имеем право, сходили гору! Отмечали восхождение в кафе. Балкарские хычины, лагман, пиво.

Вот так мы сходили на высшую точку Европы, самую высокую гору России - Эльбрус, Западная вершина, 5642 метра, категории сложности 2А. Что дальше? На земном шаре еще много интереснейших и красивейших мест, где я не был. И где надо обязательно побывать. Может быть, даже вместе с вами, уважаемый читатель? Так что продолжение следует…

Валерий Сметанин

Отзывы, комментарии